Пющая мать: что делать и как помочь

pjushhaya mat chto delat i kak pomoch Похмелье

Пьяный муж — классическая картина: страшная, грустная, но вполне обычная. Женщина, которая пьет, по-прежнему считается дерьмом. В расцвете сил моя мать была красивой. Она была невероятно жизнерадостной и уязвимой. Очень открытый для всего — иногда эта открытость становилась болезненной, она превращалась в попытки заставить других людей открыться, даже если они этого не хотели.

На самом деле она была моей бабушкой. Моя мама уехала за границу, а меня воспитывали бабушка и дедушка. Мы как-то избежали бессмысленности девяностых, поэтому, если не заострять внимание на родственных связях, с моей семьей все будет хорошо. Насколько я помню, я звонила маме бабушкой. Я обожал ее в детстве. Мне нравилось сидеть с ней на кухне, делать с ней уроки, пока она готовила ужин и смотрела «Модный вердикт» или «Процесс приходит». У нее под ногами всегда была собака, а летом ее мать открывала балкон, теплый ветерок развевал тонкие кремовые занавески. Эта картина для меня символ всего лучшего, что было у меня в детстве. Мне приходилось обнимать или целовать ее каждый час, как если бы видеть, все ли в порядке, была ли она со мной, не изменилось ли что-то в этой вселенной. Каждую ночь перед сном мне приходилось с ней коротко разговаривать. Я всегда волновался за нее, но не знал почему.

Когда я был молод, с мамой было тяжело. Она ожидала от меня такой же близости, как и раньше, и я хотел выйти в мир, я хотел изменить его, я хотел найти людей, готовых сделать это со мной. Как и все подростки, я был озабочен собой и своими чувствами и не заметил, как моей маме становится хуже. Она перестала заниматься йогой и все реже общалась с друзьями. Думаю, я был для нее окном в другую реальность, не имеющую отношения к стирке и уборке. Мама была домохозяйкой в ​​нашей довольно патриархальной (а точнее типично советской) семье, где у тебя первый ребенок в 21 год, а внуки, крутость и муж — в сорок пять. Последнему после работы нужен ужин и эмоциональная поддержка. Мама, которая в молодости гоняла на мотоцикле, летала на планерах и потеряла барабан, потому что не хотела бросать парашютный спорт из-за холода, была очень тугой.

«Я хотел бы стать психологом. Я хотел бы пойти в школу!» — мечтала она в свои яркие моменты. Или: «Я хочу рисовать картины. Сотню лет не был в театре». «Мне надоела эта кулинария, этот дом.« Я как слуга для всех здесь », во времена невзгод. Я упустил момент, когда книги, такие как« Как бороться с депрессией »и« Пять шагов к равновесию », начали появляться дома вместо обычных детективы и журналы по вязанию. Может, я просто боялась увидеть эти знаки как мольбы о помощи. Дела приближались к точке невозврата, и когда мне исполнилось восемнадцать, моя мама сошла с ума.

Её алкогольная зависимость стала для меня шоком. Со всех сторон начали сыпаться подробности: ещё до моего появления мама хотела уйти от мужа к другому, но дед пригрозил отобрать детей, и она осталась. Начала пить.

Однажды она была пьяна и изнасилована. Она лежала в больнице. Потом она попыталась вылечить себя, и в первый раз это не сработало. Пошел на какую-то странную эзотерическую болтовню. Только когда я вернулся домой, она смогла бросить пить. Я с трудом мог заставить себя это сделать, я был больше похож на ребенка, который был одиноким, ищущим любви и желающим, чтобы кто-то был с ней. Она хотела того же.

Восемнадцать лет я не была готова к этому, еще одна мама, о которой я ничего не знала. Моя семья говорила о ней, как о чем-то постыдном, и это меня задело и напугало. На меня обрушились старые обиды и много трудных слов. Как бы то ни было, в какой-то момент я решил, что больше не могу этого выносить, взял свою собаку и несколько вещей и пошел жить во рту.

Стрелка продержалась три месяца. Моя мама дважды убегала из дома, один раз украла деньги. Она пролежала на кровати несколько дней спиной к стене. Ночью она разрушила квартиру. Дед отправил ее в наркологический центр, но стало только хуже. Пытался «поднять», забрал паспорт, запретил выходить из дома. Излишне говорить, что я не думаю, что дедушка виноват в этой истории. Он был человеком своего времениРебенок тридцатых годов, летчик на военном заводе. Он вырос в обществе с очень репрессивным взглядом на то, как человек «должен» действовать — решительно, без колебаний. Думаю, мой дед просто не знал, что делать в этой ситуации, и это невежество его разозлило. Ведь он привык к жесткости в самых экстремальных условиях: падающий самолет, горящий двигатель, перегрузка 15G. Эти ситуации отличались от тех, с которыми он имел дело. Не было подходящего решения. Мать покончила жизнь самоубийством.

Всё может быть иначе

Специалисты выделяют несколько стадий алкогольной зависимости. Люди нередко превышают лимит, но они не пристрастились к алкоголю и могут бросить пить самостоятельно. Зависимость только начинает формироваться: человеку постепенно нужно все больше и больше, чтобы чувствовать себя опьяненным, и он все больше и больше пьет. На первой стадии алкогольной зависимости человек перестает контролировать количество потребляемого алкоголя, потому что не может бросить пить. На второй стадии зависимости возникает похмельный синдром: большинство людей, которые выпили слишком много алкоголя, не хотят пить больше утром (как и при любом другом отравлении, мы не хотим употреблять то, что заставляет нас чувствовать себя так плохо), но для зависимого человека алкоголь заставляет нас чувствовать себя лучше.

За последние двадцать лет разница между количеством женщин и мужчин, употребляющих алкоголь, во всем мире значительно сократилась. Аналогичные процессы наблюдаются и в России: в конце 1980-х годов соотношение мужчин и женщин с алкогольными проблемами составляло примерно 1:10, в начале 2000-х годов — 1: 6. Однако ситуация в России может быть связана не только с мировыми тенденциями, но и с экономическими кризисами. Данные Российского мониторинга экономики и общественного здоровья (РМЭЗ) 2005 показывают, что уровень потребления алкоголя в России сильно коррелирует с качеством жизни в регионах.

В нашей стране до сих пор существует стереотип об особом «женском» пристрастии к алкоголю: считается, что женщины подвержены высокому риску и их зависимость неизлечима.

Медики и психологи часто говорят, что женщины сильнее подвержены воздействию алкоголя из-за особенностей организма и потому что они более эмоциональны.

Некоторые ученые считают, что с физиологической точки зрения алкоголь сильнее и быстрее влияет на женщин. Данные исследований показывают, что женщины в среднем весят меньше мужчин и имеют меньше воды в организме, поэтому женщины подвергаются воздействию более высоких уровней токсичных веществ, когда они употребляют алкоголь. Кроме того, алкоголь по-разному влияет на уровень гормонов у мужчин и женщин.

Ольга Исупова, исследователь и социолог Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», несколько иначе смотрит на зависимость женщин от алкоголя. В своей статье «Ты — мать: неизбежный героизм и безвозвратная вина материнства» она связывает проблемы женского алкоголя с гендерными стереотипами в обществе и социальным давлением со стороны семьи и других людей. Наш нынешний «консервативный поворот», по словам Юсуповой, ведет не к всеобщему счастью в «идеальных» семьях, а к депрессии, алкогольной зависимости и даже жестокому обращению с детьми. Идея важна еще и потому, что алкогольная зависимость — это социальная проблема, и здесь играют роль стереотипы о женственности и мужественности.

Исследования показали, что женщины с алкогольной зависимостью гораздо реже бросают пить, говорит Нэнси Кросс из Women for Sobriety Inc. первая в США некоммерческая организация, помогающая женщинам бороться с алкогольной зависимостью. WfS существует уже более сорока лет, и организация считает, что женщинам нужна другая программа восстановления, чем мужчинам: хотя на физиологическом уровне восстановление более или менее одинаково, на эмоциональном уровне женщины нуждаются в разных формах поддержки. Среди сотрудников WfS нет мужчин, работа основана на взаимопомощи женщин — в группах, на закрытых форумах и по горячей линии. Это позволяет женщинам, страдающим алкогольной зависимостью, обсуждать важные для них темы: например, рак груди, который может увеличить риск, если женщина пьет, или изнасилование — болезненные вопросы, которые иногда можно только обсуждать.с кем-то, кто испытал нечто подобное.

Поддержка, даже со стороны совершенно незнакомых людей, важна для тех, кто пытается избавиться от алкогольной зависимости. Это особенно верно в отношении женщин, которые подвергаются стигматизации и отвергаются обществом. Это касается не только групповых встреч, но и онлайн-поддержки — есть много историй о тех, кто бросил пить или собирается к нему. Есть известные люди, которые открыто говорят о своей проблеме с алкоголем. Для некоторых это признание превращается в целый проект, например, для американской журналистки ABC News Элизабет Варгас. В 2016 году она опубликовала книгу о своем реабилитационном опыте «Между дыханиями: воспоминания о панике и зависимости». Это серьезный вызов для общества: проблемы с алкоголем считаются несовместимыми с «истинной» женственностью, а «постыдный» вопрос женской алкогольной зависимости практически не обсуждается.

Куда идти?

На первой стадии болезни человек может бросить пить или уменьшить количество выпиваемого алкоголя самостоятельно, следуя простым рекомендациям. Например, они могут попытаться увеличить потребление алкоголя и пить медленнее, контролировать его количество и обращать внимание на триггеры — ситуации и людей, которые побуждают их пить больше, даже когда они не хотят этого.

С зависимостью на более позднем этапе дела обстоят сложнее. Одним из наиболее распространенных решений этой проблемы является обращение в Анонимные Алкоголики. В Интернете можно найти страницу с информацией о работе таких групп в различных городах России. В моем подмосковном родном городе есть две группы АА, обе, как и многие другие, действуют на базе православных церквей. Отдельной группы женщин нет, хотя есть московская девчатская группа, члены которой также встречаются в флигеле церкви.

Многие группы АА в России имеют предубеждения против Православия. Даже программы тех, которые проходят через государственные медицинские клиники, могут включать в себя молитвы, общение с православным священником и другие подобные мероприятия. Яркий пример — группа с библейским названием Рехавит, собрания которой проходят в наркологическом диспансере № 9 Москвы.

Другая проблема в том, что эффективность групп АА не очевидна. Например, исследователь Медицинской школы Университета Мэриленда Банкол Джонсон считает, что полное воздержание от алкоголя — не единственный способ решить эту проблему.

Алкогольная зависимость
Добавить комментарий